Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Чего не хватает современной молодежи в Украине?
Всего ответов: 137

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2011 » Декабрь » 22 » «Казус Ющенко» для Тимошенко
12:22
«Казус Ющенко» для Тимошенко
 последний поцелуйУкраинские вип-политики, как известно, предпочитают все иностранное. И главное, могут себе это позволить — автомобили лучших иностранных производителей, еду, одежду (скажем, от какого-нибудь Луи Виттона). Они лечатся за границей. Детей учат за границей. Отдыхают за границей.

Возможно, именно поэтому у них нет особой мотивации менять положение вещей здесь, на Украине — мол, для «биомассы» и так сойдет. Ведь все, что им нужно — для себя и членов своих семей, — они могут приобрести за пределами той страны, беззаветно служить которой обещают из выборов в выборы.

Свою дочь Юлия Владимировна Тимошенко обучала не в обычном украинском вузе, где получают образование дети «маленьких украинцев», а в престижной и популярной среди отпрысков олигархов Лондонской школе экономики (London School of Economics). Отдыхать от трудов праведных Юлия Владимировна также предпочитала подальше от родного Отечества. Например, по окончании президентской кампании-2010 восстанавливала силы на шикарной вилле в Марбелье (Испания), сутки пребывания в которой, по данным ТСН, обходились ей в 7000 евро.

Отдых, лечение, обучение... Все это можно за границей. А вот заграничную тюрьму, желательно европейского уровня — к сожалению или к счастью — украинский вип позволить себе не может. И, оказавшись под следствием, вынужден «пользоваться услугами», так сказать, отечественного производства. Конечно, личных средств наверняка хватило бы и на возведение персональной тюрьмы не то что европейского, но королевского уровня. Однако пока вип при власти, посадка в тюрьму ему не грозит. Когда же власти лишается, соорудить подобный эксклюзив ему никто не позволит.

Тюрьма — видимо, то единственное, что украинский «элитарий» не может купить себе за границей.

К подобным размышлениям подтолкнула статья директора Института массовой информации (ИМИ) Виктории Сюмар «Зачем они это делают с ней?», размещенная на сайте «Украинской правды».

Вот с каких параллелей начинает свой материал г-жа Сюмар:

«В распоряжении Андерса Беринга Брейвика, обвиняемого в терроризме, в общей сложности имеется три тюремных камеры. Брейвик содержится в тюрьме «Ила» округа Барум. Одна камера предусмотрена для отдыха, вторая для тренировок и третья для подготовки к суду» — это сообщение из Норвегии.

«Нина Карпачева, встретившись с Юлией Тимошенко непосредственно в камере СИЗО, убедилась в резком ухудшении ее здоровья. У больной нарушена функциональная деятельность поясничного отдела позвоночника, из-за чего она уже на протяжении 17 дней лишена возможности свободно передвигаться в камере и за ее пределами, выходить на прогулки, встречаться с защитниками и видеться с родственниками».

«Тимошенко была обследована, и состояние ее здоровья позволяет проводить следственные действия» — это сообщения из Украины.

Брейвик расстрелял 70 человек. Тимошенко подписала межгосударственное соглашение.

Чувствуете разницу?»

Конечно. Разницу трудно не почувствовать. В т. ч. между Тимошенко и Брейвиком — за какие бы уши ни было притянуто дело норвежского террориста к делу украинского экс-чиновника. Но еще более заметен контраст между Украиной и Норвегией, украинскими и норвежскими тюрьмами.

Как сказано выше, в заголовок своей статьи В. Сюмар вынесла вопрос «Зачем они это делают с ней?» Однако «это» (т. е. то, что сейчас происходит с Тимошенко) она сама сделала с собой. И речь не только о деяниях, которые правоохранители вменяют в вину Юлии Владимировне. Но и об условиях содержания в неволе. Ведь Тимошенко долгое время находилась при власти, дважды была премьер-министром (а еще вице-премьером, я уж не вспоминаю о депутатстве). Соответственно украинская тюрьма (в самом широком смысле) — это творение в т. ч. и ее, Юлии Тимошенко, рук.

«На ее (Тимошенко. — Авт.) примере мы видим, во что государство ставит каждого человека, как относится к человеку, украинцу, личности созданная государственная машина, содержащаяся на наши деньги», — пишет директор ИМИ. Все верно. С одной лишь поправкой: это та государственная машина, в создании которой поучаствовала и сама Тимошенко.

Почему-то г-же Сюмар не пришло в голову сравнить условия содержания Брейвика с условиями, в которых пребывают десятки тысяч других подследственных или осужденных на Украине. И эти условия куда более тяжелые, чем у Тимошенко (хотя многие из них обвиняются в совершении преступлений куда менее тяжких, чем те, что вменяются в вину экс-премьеру).

Далеко не все в украинских тюрьмах сидят в трехместных камерах. И далеко не к каждому арестанту, нуждающемуся в медицинской помощи (а таких тысячи), наведываются в камеру комиссии Минздрава в составе светил украинской медицины. Не всех посещает уполномоченный ВР по правам человека. Так что даже и сейчас, оказавшись в СИЗО, Тимошенко имеет возможность вкусить жизнь простого человека только частично.

23 ноября с. г., в рамках выполнения рекомендации Минздрава для проведения дополнительного инструментального обследования состояния здоровья Тимошенко ее вывозили за пределы Лукьяновского СИЗО в Киевскую областную клиническую больницу, где ей были сделаны магнито-резонансная томография, рентген, сонография. Конечно, областная больница — не «Рудольфинерхаус». Но и не обычная районная лечебница с ограниченным набором оборудования и лекарств, в которых лечатся миллионы простых смертных.

Данная ситуация с проведением медобследования Тимошенко тут же стала поводом к инсинуациям на тему «издевательств режима над оппозиционеркой». Так, г-н Власенко заявил, что защита Тимошенко не доверяет медицинскому обследованию, проведенному 23 ноября.

По его словам, экс-премьера «разбудили в 5 утра, после чего под покровом ночи (так утром или под покровом ночи? — Авт.), не сообщив никому (а кому должны были сообщать? — Авт.), вывезли в неизвестную больницу, очевидно, не в ту, в которую она хотела (а кто из арестованных сам выбирает больницу? — Авт.) и какую она имеет право требовать (на основании какого закона арестованная Тимошенко «имеет право требовать» медицинское учреждение на выбор? — Авт.)». «С ней были проведены какие-то медицинские манипуляции, о которых мы пока ничего не знаем. По результатам этих манипуляций около десяти часов, насколько мне известно, ее вернули обратно в следственный изолятор. Что с ней делали и какие результаты, мы не знаем», — отметил адвокат.

Понятна заинтересованность Тимошенко и ее окружения в том, чтобы обследование проводил ее личный врач. В этом случае открывается широкое поле для манипуляций общественным мнением. Вспомним, что в сентябре 2004-го захворавший Ющенко тоже напрочь отказывался от медицинских услуг в официальных госучреждениях, предпочтя «своих» врачей вроде небезызвестного Николая Корпана. Помним, во что это вылилось.

Но, очевидно, дело не только в опасениях властей на предмет возможного римейка «отравления Ющенко». В конце концов Виктор Андреевич тогда был свободен, и за его жизнь и здоровье ответственности никто не нес. Тимошенко же содержится под стражей. И в отличие от ее личного врача, который отвечает лишь перед самой Юлией Владимировной и рискует только гонораром, — пенитенциарная служба несет юридическую ответственность за жизнь и здоровье Тимошенко, а сотрудники СИЗО «в случае чего» будут отвечать по закону.

Трудно оспорить слова министра здравоохранения Александра Анищенко, тем паче с учетом «казуса Ющенко», сказавшего: «Госпожа Тимошенко хочет, чтобы это только для нее были сделаны анализы. Но, к сожалению, она находится в определенном учреждении, и если ее лечить, они (СИЗО) отвечают за ее жизнь... Сделает анализы — мы не будем знать результатов. Если будут известны результаты, то неизвестно, в какой лаборатории, и те ли это результаты, которые были. Поэтому мы настаиваем на своем». Добавим, что указанная А. Анищенко настойчивость основывается на законе, определяющем условия содержания Тимошенко под стражей и ответственность медперсонала Киевского СИЗО за здоровье заключенной.

Однако и врачебной тайны никто не отменял. Первоначально А. Анищенко, сообщивший 23 ноября о проведении медицинского обследования Тимошенко, отказался конкретизировать место прохождения медобследования и комментировать состояние здоровья экс-премьера (подробности администрация СИЗО обнародовала позже, в ответ на публичные выступления защитников и соратников Тимошенко). Почему? Очевидно, по этическим причинам.

Тот же Власенко 23 ноября отмечал, что будет испрашивать у Юлии Владимировны разрешения на разглашение ее диагноза: «Я спрошу у нее разрешения о возможности разглашения диагноза, а это невозможно без получения такого разрешения. На сегодняшний день объявлять диагноз Тимошенко, какой бы он ни был, без ее разрешения никто не имеет права. Именно это и было в том числе одной из причин, почему мы не доверяем государственным врачам».

Теми же соображениями, судя по всему, руководствовались и в пенитенциарной системе, «засекречивая» обследование Юлии Владимировны. Ведь достаточно даже озвучить специализацию врача, у которого осматривалась Тимошенко, чтобы дать пищу для пересудов и домыслов относительно ее диагноза.

Раскручиванием темы медобследования Тимошенко и попытками придать этому вопросу политическую окраску ее адвокаты сами ставят свою подзащитную в неловкое положение. И уже Сергею Сасу (еще один адвокат экс-премьера) пришлось делать уточнения насчет освидетельствования Юлии Владимировны у нейрохирурга: «Возможно, кто-то и хотел бы, чтобы у Тимошенко были проблемы с головой, но, слава Богу, с головой у нее все в порядке, а есть проблемы с обеспечением функции движения», — пояснил он 23 ноября («ЛИГАБизнесИнформ»).

Показательно, что обо всех этих страшилках вещают приближенные Тимошенко, но не та, над которой, собственно, и осуществлялись все вышеописанные анонимами и распространителями слухов «издевательства». Ведь кто лучше может знать о том, что, почему и как происходило 23 ноября, как не сама Юлия Владимировна?

Почему же она молчит по этому поводу? Можно было бы предположить, что — будучи заточенной в темницу — не имеет возможности обратиться к публике лично и поэтому вынуждена общаться с общественностью через посредников. Но нет. Спустя три дня после обследования в областной больнице (а это, как сказано выше, имело место 23 ноября) — 26 ноября на официальном сайте «Батькивщины» было размещено обращение Тимошенко по случаю Дня памяти жертв голодоморов. «Сегодня все украинцы со скорбью чтят память миллионов соотечественников, которые трагически потеряли жизнь во время Голодомора 1932—33 годов — геноцида, искусственно устроенного...» И т. д. и т. п.

Т. е. Юлия Владимировна имела возможность лично прокомментировать ситуацию со своим обследованием. Но не стала. Почему? Возможно, потому, что все действия сотрудников СИЗО и МОЗ, во-первых, отвечали действующему законодательству, а во-вторых (и, видимо, в-главных) — были согласованы с ней самой, о чем имеются документальные свидетельства.

Как сообщили 25 ноября в пресс-службе Государственной пенитенциарной службы, «время проведения этого обследования было согласовано с администрацией лечебного учреждения и непосредственно с самой Тимошенко. Жалоб или претензий по этому поводу от Тимошенко к администрации Киевского СИЗО не поступало».

В тот же день «с письменного согласия Тимошенко» в Киевский СИЗО прибыла комиссия Минздрава для изучения результатов упомянутого обследования и назначения дальнейшего лечения. «Одновременно информируем, что согласно письменного обращения Тимошенко к руководству Киевского СИЗО ей были предоставлены выводы всех медицинских обследований, проведенных в Киевской областной клинической больнице», — уточнили в ведомстве.

Т.е. не было никакого «вывоза» Тимошенко в «неизвестную больницу», тем более «под покровом ночи», ни прочих страшилок, которыми пытались накручивать публику Власенко со товарищи. Все действия, связанные с медобследованием Юлии Владимировны, были согласованы непосредственно с ней самой.

Любопытным представляется и комментарий г-на Власенко относительно заявления президента Януковича, сделанного им на совместной пресс-конференции с коллегой из Литвы.

Как известно, к Президенту Украины по поводу ситуации с состоянием здоровья Тимошенко обратилась Нина Карпачева. В качестве реакции на это обращение, сообщил Янукович 22 ноября, он имел разговор на данную тему с министром здравоохранения, Генпрокурором и министром внутренних дел. «Я обратил их внимание на то, чтоб они столько, сколько это необходимо, уделили внимания этому вопросу и предоставили всю необходимую медпомощь и внимание», — сказал он. «Меня информировали о том, что система, которая сегодня существует в Украине, она не достигла того уровня и тех стандартов, которые необходимы. Поэтому это лечение или те медицинские услуги придется предоставлять в медицинских учреждениях города Киева», — заявил Янукович.

Учитывая, что президент согласно ч. 2 ст. 102 Конституции является гарантом «прав и свобод человека и гражданина», вполне естественно, что он обратил внимание «силовиков» и медиков на необходимость обеспечить должное медицинское обслуживание Тимошенко.

Но, как умозаключил по этому поводу г-н Власенко, «заявление президента четко показало, кто в Украине решает все вопросы, связанные с Тимошенко».

Коль даже такое «вмешательство» Януковича стало предлогом для политических спекуляций, то можно представить, в каком свете будут трактоваться действия официального Киева, если он внемлет призывам оппозиции и Запада освободить Тимошенко от уголовной ответственности.
Сергей ЛОЗУНЬКО   

http://2000.net.ua/2000/forum/mnenie/77058

Просмотров: 291 | Добавил: kpu-konotop | Теги: Ющенко, Сумской ОК КПУ, предатели, Тимошенко, президент | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]