Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Чего не хватает современной молодежи в Украине?
Всего ответов: 137

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2013 » Май » 13 » Наказание предателя
11:24
Наказание предателя

Что ждало предателя во время Великой Отечественной? Думаете расстрел?  Не торопитесь… Навязанный «совестливыми» киношниками  образ злобного особиста из СМЕРШа ,  «шьющего» дела  лишь несчастным окруженцам — черный миф. В качестве примера: некто Ф.В.Комаров, 1919 года рождения, приговорен по статье  58-1«б» УК РСФСР к 15 годам каторжных работ. Обращаю внимание: статья 58,  в каком-нибудь «Мемориале»  еще и «жертвой репрессий» числится. Хотя следовало бы расстрелять, но власть  поступила чрезвычайно и необоснованно  гуманно, поскольку этот человек виновник уничтожения Гатчинской подпольной группы.

Из протокола допроса Ф.В. Комарова, сентябрь 1945

«Во время пребывания в лагере военнопленных в г. Красногвардейске я летом 1942 года был завербован руководителем Гатчинского подпольного комитета партизанского движения Разумихиным Николаем для работы связным в подпольном комитете, который в Красногвардейске (Гатчина), при отходе частей Красной Армии в 1941 году, был оставлен для подпольной работы и руководства партизанским движением. Комитет состоял из 15 человек во главе с тройкой: Разумихин Николай, Костенко Ефим и Колесников Виктор.   В Красногвардейске по ул.Хохлова был организован лагерь для гражданских лиц. В этот лагерь я попал после того, как совершил побег из лагеря военнопленных и при задержании объявился гражданским.   Из гражданского лагеря подпольный комитет вербовал людей к себе для подпольной работы против немцев. Завербованных переправляли в лес, где у озера Черного создавался партизанский отряд.   По заданию подпольного комитета я завербованных лиц из гражданского лагеря отводил в лес и там передавал двум лейтенантам, те их уже сопровождали к Черному озеру.   Комитет не имел связи с командованием Красной Армии. Для установления такой связи комитетом были направлены с целью перехода линии фронта я — Комаров, Ратников и другие, в том числе с нами был и Петров Владимир, скрывавшийся в гор.Красногвардейске после побега из РОА. Линию фронта мы не перешли и возвратились обратно.   В Красногвардейске я снова стал работать поваром в лагере и по заданию комитета сопровождал людей в лес. Петров и другие оставались в лесу. В ноябре 1943 года я также ушел в лес, так как меня стали подозревать в связи с партизанами.   Примерно 20 ноября 1943 года из леса я прибыл в Красногвардейск с тем, чтобы получить указание от комитета о своей дальнейшей деятельности. Однако комитета в городе уже не было, так как он ушел в лес и там продолжал свою работу.   Вечером я решил выйти из города и снова направился в лес. По выходе из города я был задержан участниками контрразведывательной группы Крюкова-Соколова Курочкиным, Услановым и Чернышевым, которые меня доставили к Соколову. Обер-лейтенант Соколов допросил меня о том, когда я вступил в подпольный комитет, кем был в нем и что делал, а также спрашивал и другие вопросы в связи с этим. На его вопросы я сообщил, что в подпольный комитет я был завербован руководителем комитета Разумихиным и выполнял функции связника — выводил людей в лес. Также я назвал Крюкову-Соколову весь состав подпольного комитета и сказал, что комитет из города ушел в лес.   На предложение Крюкова-Соколова поступить к нему в контрразведывательную группу, я ответил согласием, но Крюков-Соколов сказал, что не может сам оформить мое поступление в группу, и что это делают сами немцы.   На следующий день Соколов доставил меня в пос.Сиверское в «ГФП», где меня допрашивал сотрудник отдела «1Ц» 18-й немецкой армии зондерфюрер Майзнер, которому я рассказал то же, что накануне Крюкову-Соколову.   После этого Майзнер в присутствии Крюкова-Соколова, он же по кличке «Борода», предложил мне вступить на службу агентом для выявления советских патриотов. Я дал согласие. Майзнер в моем присутствии приказал Крюкову-Соколову, чтобы он доставил меня в свою группу и использовал в работе в качестве агента-опознавателя.   От Майзнера Крюков-Соколов в тот же день доставил меня к себе в группу в г.Красногвардейск и с тех пор, то есть, примерно с 25 ноября 1943 года я стал служить в контрразведывательной группе. На третий день нахождения в контрразведывательной группе я был вызван в кабинет Крюкова-Соколова вместе с состоявшими там на службе Чернышовым Николаем и Борисенок Василием.   Крюков-Соколов сказал нам, что старшим среди нас будет Борисенок и перед нашей группой ставится задача ходить по городу, посещать рынок и опознавать участников подпольного комитета, которых задерживать. Опознавать должен был я.   Мне по этому поводу Крюков-Соколов дал следующий инструктаж: следуя по улицам города, посещая рынок и другие места, где собирается народ, я должен среди жителей опознать известных мне членов подпольного комитета и лиц, связанных ним. После опознавания я был обязан сказать об этом Чернышову и Борисенок, а последние должны были принять меры к задержанию опознанных мною лиц.   Для этой цели мы были одеты в изорванную одежду, Борисенок и Чернышов вооружены пистолетами. С 28 ноября 1943 года и до дня эвакуации из Красногвардейска мы своей группой ходили по городу и опознавали участников подпольного комитета и партизан, известных мне.   За это время мною были опознаны и задержаны участники подпольного комитета, укрывавшиеся в городе, Петров Владимир, Мартынов и один по имени Юрий. Все они были задержаны и сданы Крюкову-Соколову.   На основании моих данных и данных арестованного лесничего о том, что подпольный комитет партизанского движения из города Красногвардейск ушел в лес и там продолжает свою работу в подполье, была создана группа из агентов Петрова Владимира и Черникова Павла, и эта группа направилась в лес. Там они нашли местонахождение комитета, все сведения о комитете передали Крюкову-Соколову, после чего была организована операция по аресту участников комитета. В этой операции принимал участие и я, будучи вооружен револьвером системы «наган».   Во время операции были арестованы все члены подпольного комитета с их семьями. В частности, было арестовано 7 мужчин, 7 женщин и 7 подростков, среди которых были и малого возраста дети. Всего нами были арестованы 21 человек, то есть, весь состав комитета с семьями. В числе арестованных членов Гатчинского подпольного комитета были Разумихин Николай, Костенко Ефим Ефимович и Колесников Виктор.   Мужчины после ареста были сданы под стражу в «ГФП» в пос.Сиверское и судьбу их я не знаю. Не знаю также, куда были помещены остальные арестованные».

Еще Комаров сообщил, что он летом 1944 года перешел в 675-й русский охранный (карательный) батальон, которым командовал известный своими зверствами Феофанов, участвовал в карательных операциях против партизан, а затем служил в РОА. Тем не менее советский суд, который почему-то считают негуманным, счел возможным сохранить ему жизнь. Ну, вот почему не расстреляли? В какой еще стране ему бы сохранили жизнь?


По материалам сайта: http://fablewar.ru/2013/01/rat/

Просмотров: 187 | Добавил: kpu-konotop | Теги: коммунисты, предатели, война, немцы, победа | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]